Добро пожаловать в Наш край:
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Газета Наш край

КАК СПЛАНИРОВАТЬ ЛЕГЕНДУ?

 
Создавая новые заповедники в северных широтах,
власть рассчитывает сберечь не только среду обитания, но и нечто большее
Есть в природоохранной среде такое понятие, как список планируемых к реализации особо охраняемых природных территорий. Сюда, как легко догадаться, входят природные объекты и комплексы, представляющие собой определенную ценность в биологическом, экологическом и других отношениях, но еще не находящиеся под государственной охраной и потому особо подверженные антропогенному воздействию и его негативным последствиям.
Два в одном:
красота и регламент
Таких территорий в нашем крае — превеликое множество, и это можно считать поводом для гордости за свою богатую и, несомненно, потрясающе красивую природу. Но красота бывает разной: для кого-то милее всего разлапистые ели и разноцветье высоких трав, для кого-то — кудрявые березы и прозрачные воды малых ручейков. А кто-то восхищен синими пиками гор или выцветшими степными просторами. 
Вы скажете, что у нас с избытком и того, и другого? Скажете так, и будете правы! Но есть у нас и нечто, что редко приходит на ум в связи с понятием «красота». Это Север.
Сколько всего таится в одном этом слове: пламя северного сияния, самобытность местных народов, тепло меховых одеяний, надежность оленьей упряжки. Порывы сильного ветра, проявления человеческой силы и стойкости. Льды, снега, неизведанные просторы. 
Именно неизведанные. Тот, кто полагает, что эпоха «белых пятен» на карте прошла окончательно и бесповоротно, рискует всерьез ошибиться. Да, нам не открыть новых материков, и множество секретов природы раскрыто, но… Север. 
Что еще может быть таким мало изученным и столь манящим? Что таит в себе столько природных богатств?
Красота, неизведанность, сила, самобытность… и планирование? Как нетрудно догадаться, планируется на нашем Севере организация особо охраняемых природных территорий, способных стать оплотом для сохранения и воспроизведения как флоры, так и фауны. 
Уже сейчас ведется работа по приданию статуса региональным ООПТ: расположенным на Таймыре водно-болотным угодьям «Дельта реки Горбиты» и «Междуречье и долины рек Пура и Мокоритто», имеющим международное значение.
Водно-болотные угодья — это широкий круг водоемов, мелководий, а также изрядно увлажненных участков территории, где водное зеркало обычно находится на поверхности земли. Вода в таких местах не просто украшение пейзажа или естественный стихийный элемент, это особенный фактор, который оказывает определяющее воздействие и влияние на жизнь растений и животных, на само состояние окружающей среды. Флора и фауна в этих угодьях представлена редкая и нуждающаяся в бережном к себе отношении со стороны человека. Здесь и приходит на помощь организация (в данном случае «Агапы» и «Горбиты») комплексных заказников краевого значения.
Оплот сезонной миграции
Основные охраняемые объекты для обоих заказников — это различные виды водоплавающих птиц. Белоклювая и чернозобая гагара, краснозобая казарка, малый лебедь и гусь-гуменник — эти пернатые либо уже считаются редкими и исчезающими видами, либо находятся на «верном пути» к тому. Согласитесь, в таком контексте словосочетание «верный путь» звучит просто удручающе. 
Чтобы он не привел к печальным исходам, на территории «Агапы» и «Горбиты» планируется полностью запретить некоторые виды деятельности. Такие, например, как добыча полезных ископаемых, проведение взрывных и гидромелиоративных работ, применение ядов, выжигание растительности, засорение территории всевозможными отходами, разорение яиц и кладок, промышленное рыболовство, отстрел и отлов птиц, являющихся основными объектами охраны. 
Кроме того, на территории заказников будут действовать и ограничения, характерные только для определенных периодов времени. Так, в сроки с 20 мая по 1 сентября будут запрещены сбор грибов, лекарственных растений и прочих «представителей» растительного мира, ведение любых работ, связанных с проникновением в недра земли.  Под запретом также проезд и стоянка механических транспортных средств (за исключением случаев, когда реализуются интересы заказника или осуществляется его охрана), а также заправка топливом этих самых транспортных средств. Конечно же, охота и ведение охотничьего хозяйства в указанные сроки.
Но традиционную хозяйственную деятельность местному населению никто не только не в силах запретить, но и не собирается этого делать. Живя в абсолютной гармонии с природой, человек Севера просто не способен нанести ей вред. Потому-то традиционное природопользование ни в коем случае не является фактором негативного воздействия. Можно даже сказать, что оно вообще не является воздействием, ведь воздействие — это всегда влияние чего-то на что-то, а привычное для жителей Севера хозяйствование — скорее взаимодействие. Взаимодействие человека с природой, их взаимопонимание — разве это не идеал?
Итак, оленеводство, народные промыслы и все остальное по-прежнему будут доступны для населения.
Особенности режима охраны заказников, их функционирования позволят сохранить территорию пригодной для обитания и гнездования редких птиц, избежав в то же время ее исключения из экономической активности. И речь идет не только о птицах: эта местность служит еще и оплотом сезонной миграции и массового отела для диких северных оленей, она способна сыграть огромную роль в важном процессе расширения ареала овцебыка.
Кроме планируемых «Агапы» и «Горбиты», север нашего края богат другими уникальными природными комплексами. Так, на территории Таймырского Долгано-Ненецкого автономного округа функционируют две ООПТ: государственный природный заказник «Бреховские острова» и территория традиционного природопользования «Попигай».
«Бреховские острова», являющиеся еще и водно-болотным угодьем международного значения, получили свой особо охраняемый статус в 1999 году, а «Попигай» — чуть позже, в 2003-м. «Попигай» — единственная в нашем крае территория, образованная в целях сохранения и защиты исконной среды обитания традиционного образа жизни, обеспечения условий для развития исторически сложившихся традиционных форм хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера: оленеводства, охоты, рыболовства, народных промыслов как материальной основы жизнеобеспечения и духовной культуры этих народов.
 
Железный символ:
добро или зло?
Мифы и сказания коренных жителей Севера интересны не только как оригинальные элементы самобытного фольклора, но и как средство, способное в полной мере раскрыть характер самого народа, степень его взаимодействия с естественной средой, в гармоничности которого не приходится сомневаться. Ни для кого не секрет, что невероятное единение северян с матерью природой — явление поистине уникальное, и, возможно, корни этого явления следует искать именно в легендах, мифах, сказаниях, сказках, неких мистических субстанциях. 
Одни из наиболее изученных — ненецкие духи сюдба и парнэ. И те, и другие живут в лесу и враждебно настроены по отношению к людям. Одни (сюдба) — настоящие великаны, и вместо оленей по бескрайним снегам их возят мамонты. Другие (парнэ) — своими размерами от людей ни капли не отличаются, но зато в высшей степени волосаты. Несмотря на свое негативное отношение к людям, женщины-парнэ вовсе не против выйти замуж за какого-нибудь представителя племени человеческого. Правда, происходит такое крайне редко, потому что все парнэ прожорливы настолько, что прокормить их у земного мужчины нет никакой возможности. Но прожорливость парнэ — это еще не беда по сравнению с прожорливостью сюдба, потому что сюдба на завтрак, обед, полдник и ужин предпочитают только людей.
Любопытно, что и сюдба, и парнэ имеют отношение к железу: первые «строят» из него свои чумы, вторые — «шьют» одежду. О чем это может говорить? Например, о том, что железо, по большому счету, есть символ человека и его деятельности, проще говоря, цивилизации как таковой. И то, что этот символ служит материалом для строительства или предметом одежды злых духов, вовсе не является хорошим знаком. Ведь если отбросить из этой смысловой цепочки все лишнее, в сухом остатке мы получим следующее: воплощения зла непосредственно контактируют с символом цивилизации. Еще короче: зло есть цивилизация, а цивилизация, соответственно, и есть зло. И не удивительно, что коренные народности Севера с недоверием относятся ко всему, что мы привыкли называть своей повседневной жизнью. 
Но цивилизация способна нести не только разрушения, и тут играет главную роль такой элемент, как культура, в частности, культура экологическая, созданная для того, чтобы человечество не рубило сук, на котором сидит. 
Дарья ЛЫСЕНКО,
методист отдела экологического просвещения и рекреации
КГКУ «Дирекция по особо охраняемым природным территориям Красноярского края» 
 

Поиск по сайту

Сейчас на сайте

Сейчас 180 гостей онлайн

Наши партнеры


Лидеры просмотров


О Редакторе

ДУБЫНИН Петр Романович,
главный редактор,
действительный член Петровской академии наук и искусств,
действительный член Русского географического общества,
кандидат филологических наук

Tел./факс 8 (391) 218-32-71,
сот. 8 983 507-36-02,
8 (391) 297-57-99

е-mail: nkrai@mail.ru