Добро пожаловать в Наш край:
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Газета Наш край

ВРЕМЯ ПОШЛО!

Что будем двигать: столицу или стрелки часов?
Всем большим политикам, приходящим во власть, при первом удобном случае можно посоветовать проверенный способ знакомства со страной: отказаться от чартера и сесть в уходящий поезд. Только так, от полустанка к полустанку, измеришь ее из конца в конец.
Примерно так и поступал наследник престола, но от прочих подданных, путешествующих по казенной надобности или просто праздности ради, будущего «хозяина земли русской» отличало, пожалуй, главное — явственное ощущение пространственных величин империи, которую ему по закону надлежало принять. 

И ночь превратится в день

У меня, например, не вызывает сомнений, что этот способ передвижения сегодня охлаждающе подействует на самые горячие головы, ждущие быстрых перемен в нашем государстве. Пора бы уже уяснить: в условиях широтной державы, какой является Россия, сложно даже просто управлять территорией — не то что реформы проводить. Но пока, к сожалению, это больше осознают западноевропейские туристы, предпочитающие добираться к Байкалу по «железке». Проверено: после первых же суток их одолевает клаустрофобия, вывернутая наизнанку, — страх при созерцании необъятных российских пространств. Что будет с бедолагами, коль случится им тащиться дальше, на Дальний Восток, где по ходу движения нарисуется поутру слепящий огненный диск, на себе, родимом, демонстрируя, откуда начинается на евразийском континенте световой день? 
А вот профессор Геннадий Лазарев, видимо, забыл, когда последний раз ездил поездом: слишком уж быстр он в решении проблемы часовых поясов. Еще минувшей осенью в Приморской краевой думе ученый и депутат деловито заговорил о том, как можно «приблизить» Владивосток к Москве. То есть, руководствуясь соображениями эффективности управления, семичасовую разницу со столицей постепенно уменьшить до четырех часов. А чтобы успешнее шло привыкание к бешеному биоритму, автор идеи рекомендовал для предприятий особый, веерный график: рабочий день начинать с восьми или семи, а то и вовсе с шести часов. 
От ректора бюджетного вуза земляки отшатнулись: ты чего, мужик? Правда, уже через год единоросс все-таки прорвался на трибуну федеральных изданий. По опыту Китая, который географически хотя и расположен в пяти часовых поясах, но сумел ужаться до одного, пекинского времени, доктор наук предложил именно с Приморья и начать эксперимент, перенося его постепенно на всю страну. Помнится, один из блоггеров съехидничал в Интернете насчет подобных манипуляций: «Жители Владивостока постепенно выработают привычку видеть в темноте». 
Да и чиновник из Ростехрегулирования, оперативно давая разъяснения федеральному телеканалу, прожектера, что называется, «срезал»: административное и солнечное время должно совпадать, иначе ночью будет светло, а днем — кромешная тьма. Теперь, наверное, опрометчивый метролог кусает локотки. Понятно почему: по данной проблеме со вторым посланием к Федеральному собранию высказался президент России Дмитрий Медведев и тоже заявил о возможном уменьшении часовых поясов. Выходит, все настолько серьезно, и Владивосток поднял такую волну, что лучше быть на гребне, нежели погрузиться на дно? 
Более чем. Законопроект «О переходе РФ к поясному времени» фракция «Единая Россия» уже на следующий день после программной речи представила на рассмотрение Государственной думы. В этом документе содержатся предложения по отказу от летнего времени, и это только начало: упразднение «лишних» часовых поясов будет предусмотрено в последующем новом Законе «Об определении времени». Известен и заказчик на его разработку — Минпромторговли РФ. 
Итак, бюрократическая машина заработала, а со скрипом ли будут крутиться ее шестеренки или все как по маслу пойдет, зависит от чиновничьего рвения, которое, по определению одного императора, у иных столоначальников преобладает над разумом. Пример амурского губернатора Олега Кожемяко, который тут же взял под козырек, не заставляет усомниться в быстроте и точности исполнения: «Будет сделано!» 
Время — это такая субстанция, которая абсолютно не требует по отношению к себе каких-либо дополнительных усилий и затрат: издал декрет — и дело с концом. Опять же и контроль исполнения не требуется, и коррупции нет: взятку за «близость» к Гринвичу определенно никто не возьмет. 
А люди? Уже с июля 1917 года они терпеливо переносят все метрологические апробации. Еще председатель Временного правительства господин Львов, не дожидаясь созыва Учредительного собрания, добился прибавления летнего часа, экспериментировали со временем советские премьеры Рыков и Тихонов. В современной России почти все Поволжье живет вровень с Москвой, и лишь Самара да Ижевск местным временем дорожат. Странным образом на один час отличаются Новосибирск и Кемерово, лежащие в пределах одной долготы. 
Получается, что у нас полная чехарда с переводом часов, и метрологические реформы, унифицирующие исчисление времени, назрели давно? Что ж, это действительно так. 

Сибирь исправит все ошибки

Только стоит ли с таким азартом переходить на минимум часовых поясов, сбивая с привычного ритма всю восточную половину страны?
Ответ на этот вопрос непременно родится, если взглянуть на карту России, где восточные регионы намного превосходят европейскую территорию, и та часть, что находится за Уралом, уже вовсе не «половина страны», а львиная ее доля. С учетом испытанных геополитических установок, Москва в этом плане чрезвычайно мало претендует на роль столицы, она явно занимает не свое место. После распада Советского Союза и превращения западных республик в «самостийные» государства «белокаменная» оказалась почти на краю и объективно утрачивает позиции связующего центра, напоминая то историческое время, когда столицей был определен молодой и деревянный Санкт-Петербург. 
«Перенесением столицы за границу — факт небывалый в истории народов — Петр внес до сих пор ощутимый раскол в русскую жизнь — раскол между народом и его властью, — писал 100 лет назад ведущий публицист петербургской (!) газеты «Новое время» Михаил Меньшиков. — Москва была органическим центром сложения. Петербург явился механической точкой для новой — не земской, а бюрократической кристаллизации. Оба эти процесса перепутались и стеснили друг друга, завершившись окончательной анархией последних лет». 
Нынешние питерские, мечтающие о восстановлении городом на Неве своего прежнего статус-кво, как будто не замечают высказываний Михаила Осиповича, государственника и лучшего геополитика Российской империи. Вопреки логике, постепенно перетаскиваются в Санкт-Петербург федеральные структуры (Конституционный суд РФ, Главный штаб ВМФ). Но так ведь можно раскидать по углам остатки централизованного управления, и без того критикуемого нещадно либералами-рыночниками. Как ни странно, большевики, на дух не признавая геополитику как «реакционную антинаучную доктрину», в выборе столицы ни на йоту не отошли от ее имперских постулатов. В марте 1918 года комиссары исправили «блистательную», в оценке Карамзина, ошибку царя Петра и всем «колхозом» переехали в первопрестольную. 
По другой версии, революционных прагматиков слишком озадачило продвижение германца к Петрограду под финальные залпы Первой мировой войны. Страшно подумать, как бы мог повернуться весь ход истории при последующих испытаниях в период Великой Отечественной, если бы столицу так и не решились перенести вглубь. Присоединенные накануне западные территории стратегически очень пригодились при стремительном откате регулярных соединений Красной Армии на восток. 
К великому сожалению, реалии таковы, что теперь и Москва оказалась на окраине государства. Как, скажем, Алма-Ата, которую президент Казахстана предусмотрительно сменил на новую столицу — глубинную Астану. 
Тут и «заморачиваться» не надо, выбирая место под «стольный российский град»: сердцевина страны находится в Сибири, и это совсем не тот географический центр России, что официально вычислен картографами на эвенкийском озере Виви. 
В трудное для страны лихолетье «на всякий пожарный» Сталин предложил в качестве столицы прикрытия более надежную альтернативу Куйбышеву — Новосибирск. И послевоенный взлет заштатного Новониколаевска, который начал застраиваться по столичным лекалам, быстро обогнав в своем развитии исторически знатные соседние города, и научный десант Академии наук СССР, дружно высадившийся на Оби, — свидетельство того, как волевое решение одного человека может удачно изменить участь ничем не примечательного городка. 
Как знать, может, и впрямь уготована для административного центра Сибирского федерального округа иная судьба — выступить тем самым столичным меридианом, отсчет времени по которому будет удобен с точки зрения управления по обе стороны державы? Или есть еще претенденты?
…Мой журнальный герой, вступив в былинный возраст и как-то рассуждая о векторе нашей государственной политики, о том, «куда ж нам плыть», высказал мудрую мысль: 
— Конечно, на восток. Отсюда, с восхода солнца, кажется, и начинается подоплека всей земной жизни.

Николай ЮРЛОВ


 

Поиск по сайту

Сейчас на сайте

Сейчас 182 гостей онлайн

Наши партнеры


Лидеры просмотров


О Редакторе

ДУБЫНИН Петр Романович,
главный редактор,
действительный член Петровской академии наук и искусств,
действительный член Русского географического общества,
кандидат филологических наук

Tел./факс 8 (391) 218-32-71,
сот. 8 983 507-36-02,
8 (391) 297-57-99

е-mail: nkrai@mail.ru