Добро пожаловать в Наш край:
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Газета Наш край

ИСПРАВЛЕННОМУ ВЕРИТЬ

Недавняя реорганизация в области контроля над экологической безопасностью вернула управлению Росприроднадзора по Красноярскому краю утраченные ранее функции.

Напомним, что к видам негативного воздействия на экологию окружающей среды относятся выбросы в атмосферный воздух загрязняющих веществ, их сбросы в поверхностные, подземные водные объекты и на водосборные площади, загрязнение почв, размещение отходов.

Негативное воздействие на окружающую среду является платным. Порядок расчета платы, ее согласования и перечисления определяется нормативными правовыми актами Российской Федерации. Вопросы администрирования платы за негативное воздействие на окружающую среду отнесены к компетенции федеральных органов исполнительной власти.

Прокомментировать ситуацию мы попросили Бориса МЕДВЕДЕВА, руководителя управления Росприроднадзора по Красноярскому краю.

– Действительно, в связи с Указом Президента Российской Федерации полномочия Ростехнадзора в области контроля над экологической безопасностью переданы в ведение Росприроднадзора, – рассказывает Борис Николаевич. – Положения государственного документа вступили в законную силу. Мы ожидали этих перемен: все вернулось к ситуации, которая уже была у нас до 2004 года.

– Что вы имеете в виду?

– Если вспомнить историю вопроса, то вернемся к временам, когда существовал ГУПР. В 2004 году Главное управление природных ресурсов по Красноярскому краю реорганизовали. Контроль над экологической безопасностью был передан в ведение Ростехнадзора.

Росприроднадзору тогда оставили общие экологические функции контроля только на особо охраняемых территориях федерального значения. В нашем ведении оставалась государственная экологическая экспертиза. Какое­то время в структуре Росприроднадзора находился лесной контроль. Но в 2007 году функции лесного контроля передали органам субъектов РФ. Новый закон о государственной экологической экспертизе настолько сократил это направление, что оно практически перестало существовать. Все разделы в рамках охраны окружающей среды перешли в состав государственной экспертизы.

В 2008 году тема экологического контроля снова возникла в структуре Росприроднадзора. Параллельно появился земельный контроль. Надо заметить, что он и раньше у нас существовал, но теперь – в большем объеме. В связи с нововведениями был организован отдел земельного контроля.

Реорганизационные мероприятия не обошли тему охотничье­промыслового хозяйства. В ходе перемен Росприроднадзору был оставлен контроль только над дикими животными, занесенными в Красную книгу. А надзор за хозяйствами промысловой охоты был передан в ведение Федеральной службы по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания Красноярского края. Контроль над деятельностью этой службы был закреплен за управлением Россельхознадзора по Красноярскому краю. Теперь эти функции контроля передали нам.

– Поразительно. Складывается впечатление о каких­то постоянных скороспелых решениях. Лихорадка, причем влияющая на эффективную деятельность государственных контролирующих служб. Значит, вы снова находитесь в процессе реорганизации?

– Управление Ростехнадзора по Красноярскому краю уже передало нам остававшиеся у них в сфере охраны окружающей среды функции. Есть специальное постановление. Откровенно признаться, оно не совсем нас удовлетворило. Судите сами, в Ростехнадзоре работой по переданным полномочиям на территории Красноярского края занимались 32 специалиста. Нам же выделили всего 10 штатных единиц. Явно недостаточно для такой обширной территории, которую занимает Красноярский край.

– Что же делать? Какой вы видите выход из этого положения?

– Проблема квалифицированных специалистов немаловажная для успешного ведения ответственного дела. У нас были свободные вакансии. За счет их стали наполнять специалистами новое направление. Ведь объем порученной работы не урежешь. А он немаленький. Нередко люди вынуждены трудиться и в выходные дни. Так что, безусловно, сложности есть. Тем более сейчас, в реорганизационный период.

– Борис Николаевич, а как вы находите грамотных специалистов?

– Опытных работников, которых хорошо знаем, приглашаем. Приходят. Молодежь просится. Видите, сколько резюме на столе у меня лежит. Отбираем. Но молодых специалистов надо учить. На это, требуется время, которого у нас нет. Дело в том, что кроме функций разрешительной деятельности, нам передали функции администрирования платежей. Это большой и очень ответственный объем работы, требующей специальных знаний.

Как известно, вопросы администрирования платы за негативное воздействие на окружающую среду отнесены к компетенции федеральных органов исполнительной власти. До недавнего времени государственный контроль над соблюдением порядка внесения платы за негативное воздействие на окружающую среду осуществляло Енисейское межрегиональнальное территориальное управление Ростехнадзора. Теперь эти функции переданы управлению Росприроднадзора по Красноярскому краю.

Так что основная проблема не в квалификации работников и даже не в их численности. С этим мы справимся. Проблема лежит в области нормативного характера. Средства платы за негативное воздействие на окружающую среду, порядок ее расчета, согласования и перечисления определяются нормативными правовыми актами Российской Федерации. Например, в Ростехнадзоре функции – администрирования платежей, разрешительной деятельности и другие – были строго регламентированы. Там действовал определенный порядок – последовательность приема документов, их анализ, сроки выдачи разрешений, размер санкций за несвоевременное обращение – все было определено регламентом. У нас этого ничего пока нет.

– Как же работать?

– Вот и мы прикинули, ведь с передачей функций ничего нового пока в части нормативов не изменилось. Однако когда наша служба обратилась в центральные органы с предложением взять известный регламент за основу, то получила отказ. Нам разъяснили: нельзя. Мол, все нормативы нужно разрабатывать по­новому. Теперь вся процедура пошла через Минюст.

А что такое регламент? Это еще и типовые бланки, лицензии. Причем на хорошей бумаге с водяными знаками. В общем, возникает много всяких нюансов. Таким образом, весь процесс запустили по новому кругу. На разработку новых нормативов потребуется время. А у нас, только представьте, более 12 тысяч контрагентов по платежам и более 7 тысяч всех остальных, кому мы должны выдать разрешения. Это же такой бумажный вал.

– Значит, включили­таки бюрократическую машину?

– Ну, не совсем так. Нашли решение. Посоветовали пока выдавать необходимые документы на бланках строгой отчетности Росприроднадзора, но с пометкой о сроке годности. Хотя теперь мы можем действовать не только по регламенту, но и по гражданскому законодательству.

– Но если по большому счету оценить факт передачи функций контроля над экологической безопасностью в ведение Росприроднадзора, то как вы считаете, принято правильное решение?

– Конечно. Главное – своевременное. На мой взгляд, все функции контроля над экологической безопасностью должны находиться в одной организации. С одной стороны, функции разрешительные, с другой – контрольные. Ведь вопросы экологии напрямую касаются охраны окружающей среды.

Главное не в том, кому подчиняться, а в том, насколько порученное дело обеспечено техникой, кадрами.

Это не избыточная функция. Она одна из главных – оберегающая природу, а следовательно, жизнедеятельность людей. Это главное.

 Анатолий КАСАТКИН

 

Поиск по сайту

Сейчас на сайте

Сейчас 185 гостей онлайн

Наши партнеры


Лидеры просмотров


О Редакторе

ДУБЫНИН Петр Романович,
главный редактор,
действительный член Петровской академии наук и искусств,
действительный член Русского географического общества,
кандидат филологических наук

Tел./факс 8 (391) 218-32-71,
сот. 8 983 507-36-02,
8 (391) 297-57-99

е-mail: nkrai@mail.ru