Добро пожаловать в Наш край:
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Газета Наш край

ПЛОЩАДКА ПОЗИТИВНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ

На Горно-химическом комбинате с участием красноярских
экологов начинается обсуждение проекта по созданию
нового производства замкнутого цикла.

Формат мероприятия предусматривает общественные слушания, которые пройдут до начала мая, а их участники выскажутся относительно будущего объекта ГКХ — комплекса по производству гранулята смешанного топлива (МОКС-топлива). Уже проведены исследования по оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС). А в минувшую пятницу с проектом знакомились представители Независимой общественной экологической палаты Красноярского края. Для инновационного производства, предполагаемого к размещению на базе предприятия, это, по сути, первая презентация МОКС-топлива с участием руководства, специалистов комбината и представителей краевой экологической общественности. Вся поленница — в топку
Еще в прошлом веке отечественные ученые, специализирующие в области мирного использования атома, предложили вариант реактора на «быстрых» нейтронах. Но только сейчас это ноу-хау обретает второе дыхание, являясь инновационной технологией нового времени. Дело в том, что реакторы подобного типа способны кардинальным образом изменить привычный способ получения атомной энергии, вовлекая в оборот отработанное ядерное топливо (ОЯТ). По образному определению главного инженера — первого заместителя генерального директора предприятия Юрия Ревенко, «если раньше сжигалось только одно полено, то теперь вся поленница пойдет в топку».
Как считает топ-менеджер комбината, сама жизнь заставляет по-иному взглянуть на проблему ОЯТ, поскольку потенциал урана используется сейчас в мизерных количествах — на 1 процент. Это притом что дешевого урана осталось лишь на несколько десятков лет. Реакторы, которые работают на «быстрых» нейтронах, «выжигают» его более полно, практически в сотню раз увеличивая полезную деятельность установки. Но «горит» радиоактивный элемент не в одиночестве, а в сочетании с другим компонентом — оружейным плутонием.
Естественно, что интерес к новой технологии проявляют не только ядерные державы, которые за десятилетия «холодной войны» накопили плутония в избытке и еще продолжают генерировать за неимением лучшего. Один нюанс — проект АЭС с использованием смешанного топлива, а не только работающего на уране, в промышленном масштабе пока не реализован ни в одной стране мира.
— Но именно это обстоятельство в новом проекте, как ни парадоксально, привлекает, — подчеркивает Ревенко, — поскольку технология легко поддается автоматизации производства, а роль человеческого фактора здесь сведена к минимуму. Для безопасной эксплуатации все процессы осуществляются дистанционно с помощью манипуляторов. Если у нас все получится, а в этом у меня сомнений нет, то, конечно, Россия в развитии атомной энергетики вырвется на много лет вперед.

Завтрашний день
мирного атома

Думается, что далеко не случайно «Росатом» сделал предпочтение ГХК, поручив именно специалистам из Железногорска абсолютно новое в атомной энергетике дело. Велика сила традиции. Ведь когда-то, в период противостояния двух держав — Советского Союза и Америки, точнее, ядерного лидерства последней, оружейный плутоний, произведенный на подземных выработках у отрогов Саян, резко изменил ситуацию. Противник был вынужден поумерить амбиции, не пытаясь безнаказанно размахивать смертоносной дубинкой.
В прошлом году право размещения госзаказа оспаривалось среди родственных производств «Росатома», и победа досталась ГХК в конкурентной борьбе. Но есть и объективные причины, в силу которых Железногорск будет работать на инновационный проект. Радиохимической переработкой облученного топлива предприятие занимается не один десяток лет. МОКС-топливо — первый шаг, за которым последует цепочка событий в деятельности ГХК, в частности, создание опытно-демонстрационного центра (ОДЦ) по переработке ОЯТ. Таким образом, наиболее болезненные вопросы, связанные с использованием облученного топлива, найдут свое практическое решение именно на площадках ГХК, представляющих замкнутый производственный цикл. Это, если хотите, завтрашний день атомной энергетики, открытие перспективы для инноваций и модернизации отрасли.
Возникает вопрос, и его, кстати, задают экологи: а что же получат край и ЗАТО, размещая у себя новый объект?
— На складах хранится плутоний с последнего реактора, остановленного 14 апреля 2010 года в соответствии с договором по ограничению СНВ-3, — говорит заместитель главного инженера ГХК Константин Кудинов. — При реализации проекта мы разгружаем город от плутония, не только решая при этом проблему с безопасностью его хранения, но и получая готовый продукт. Немаловажна экономическая составляющая: налоговых отчислений в бюджеты всех уровней набирается до полумиллиарда рублей в год. Помимо этого задействуется кадровый потенциал радиохимического завода. Число работников нового производства — свыше 600 человек.
В соответствии с проектом через два года в Железногорске должны получить 14 тонн смешанного топлива. Гранулы в специальных контейнерах будут поступать на производственную базу НИИ атомных реакторов в Димитровграде, а уже оттуда в виде тепловыделяющих сборок — на реактор БН-800 Белоярской АЭС, который к этому времени должен будет построен.

Взгляд при первом приближении

Николай ЗУБОВ,
заместитель исполнительного директора Независимой общественной экологической палаты Красноярского края:
— Цифры, которые я услышал относительно снижения радиохимической нагрузки, существовавшей при переработке плутония, при первом приближении меня удовлетворили. В то же время нужно посоветоваться со специалистами такого уровня, каким, бесспорно, является начальник Восточно-Сибирского межрегионального радиологического центра Виталий Коваленко. И только тогда можно будет говорить: то новое, что будет реализовываться в Железногорске, носит позитивную направленность. Ведь никто не проектировал взрыв того же реактора в Чернобыле, а он случился. И все аварии, что произошли в мире с делящимися материалами, имеют очень длительные последствия, громадную степень воздействия на человека и окружающую среду. Сейчас мы делаем акцент на том, что период полураспада плутония составляет 24 тысячи лет. Полного распада — в десять раз больше. Это огромные сроки и огромная опасность. Поэтому здесь нужно задавать вопросы всесторонне, получая на них очень четкий ответ. И после я готов сказать, хорошо это или плохо.

Юрий МАЛЬЦЕВ,
начальник отдела экологического аудита и консультаций красноярского филиала Госцентра «Природа»: — В закрытом административно-территориальном образовании на глубине 200 метров создается новое производство, причем для обустройства рабочей площадки не требуется длительной подготовки, остается лишь расположить оборудование и запускать предприятие. Безусловно, это позитивный момент, немаловажный с экономической точки зрения. Будут деньги — завод будет строиться, и есть все условия для того, чтобы новое производство создавалось именно здесь, в Железногорске, где уже имеется соответствующая инфраструктура и квалифицированные специалисты, элита атомной энергетики.

Виктор СИБГАТУЛЛИН,
руководитель Экологического центра рационального освоения природных ресурсов: — У меня нет никаких сомнений, что завод нужно строить. Конечно, мы все обеспокоены сохранением экологической обстановки в крае, но этот проект совершенно точно не будет оказывать негативного воздействия на природу. Оценивая будущее производство, я смотрю на него с точки зрения технологической, экономической, социальной и экологической — по всем четырем параметрам оценка положительная.

Николай ЮРЛОВ
 

Поиск по сайту

Сейчас на сайте

Сейчас 182 гостей онлайн

Наши партнеры


Лидеры просмотров


О Редакторе

ДУБЫНИН Петр Романович,
главный редактор,
действительный член Петровской академии наук и искусств,
действительный член Русского географического общества,
кандидат филологических наук

Tел./факс 8 (391) 218-32-71,
сот. 8 983 507-36-02,
8 (391) 297-57-99

е-mail: nkrai@mail.ru